Make your own free website on Tripod.com

На главную страницу


Новые
поступления


Книги можно заказать!


Конкурс
"Заверши лимерик!"


В классическом
духе

Легенды и мифы

Из глубины веков

Античные байки

История продолжается

Байки разных народов

Расейские будни

Ближневосточные реалии

Из жизни литературных героев

Ученые записки

В гостях у художников слова

Будни резца и мольберта

Музыкальные страницы

За кулисами

С песней по жизни

Теле-страсти

Пики высокой моды

В лапах эскулапов

Cпортивные страсти

Криминальные хроники

Новая русская жизнь

В мире животных

Пульс политики

"Верхи не могут..."

Козни масонов

О братьях наших меньших

Компьютерные побасенки


Имерики 


Эпиграммы друзьям

Клуб знатоков

XXX-files


Ответный ударRambler's Top100

Эпиграммы друзьям и вражинам

 

 

     Афористу Владимиру Колечицкому

    Афорист Колечицкий Володя
    Был когда-то известен в народе,
    Но теперь его книжки
    Продают, как излишки
    Обесцененных акций Мавроди.

    К юбилею "Комсомольской правды"

    К юбилею любимой газеты
    Я куплеты слагал и памфлеты,
    Сочинил бы и оду,
    Но боюсь, что народу
    Показать не отважатся это.

    Журналисту Юрию Гейко, придумавшему "Автоликбез"

    Нахватавшись советов у Гейки,
    Залезают за руль неумейки
    И кружат по Москве
    Без царя в голове
    Вот такие у Гейки идейки.

    Поэту Сергею Сатину

    Поэт по фамилии Сатин
    Чисто выбрит и внешне опрятен,
    Но на сердце у Сатина
    Есть зловещая вмятина,
    И на теле полно трупных пятен.

    На концерте послушаешь Сатина –
    Все детали описаны тщательно
    И частушки Серёжины
    Так изящно изложены,
    Не увидишь, что это бредятина.

    Намекнули писателю Сатину,
    Что во всём подражает Замятину –
    Он ответил: – Нахал!
    Я о нём не слыхал!
    Люди ценят во мне отсебятину!

    Галине Лазаревой

    Два поэта далекой Австралии
    Переведены точною Галею*
    ,
    Толпы прочего сброда
    Ловят Галю у входа –
    Хвост уже до Луны, даже далее.


    * Несравненная Галя Лазарева потрясла всю рудомину своими переводами с конкретно австралийского, за что и удостоена высоких наград.

     

    Под вишневое пиво и хавчик
    Собеседником мне был Варшавчик -
    Он умен, без сомнения,
    И приятен в общении,
    А на вид – так и просто красавчик.

     

     

    Композитору Виталию Галутве

    Композитора В. Галутву
    Невозможно понять наяву,
    И вопрос задаёт
    Изумлённый народ:
    – Где вы взяли такую траву?

    Афористу Виктору Сумбатову

    Сочинил как-то Виктор Сумбатов
    Афоризм в двадцать восемь каратов;
    Но, шлифуя его,
    Столько срезал всего,
    Что осталась лишь подпись: "Сумбатов".

     Юлию Бродскому, профессору Университета Adelphi в Нью-Йорке

    Юлий Бродский, прибыв в Adelphi,
    Там навёл совершенный hi-fi
    И студенты профессора
    Признают за агрессора
    И приветствуют криком: "Must die!"

    Профессору О.Я. Баеву, зав. кафедрой криминалистики ВГУ

    В аспиранты на кафедру Баев
    Не берёт  мужиков-раздолбаев;
    Вот девиц молодых –
    Умных, бойких, худых –
    Уважает разборчивый Баев.

    Стихи, по понятиям Баева, –
    Это то, что идёт из-под лба его;
    Но эти "стихи"
    Настолько плохи –
    Хоть шашкой за это рубай его.

    Профессору П.Н. Бирюкову, зав. кафедрой европейского права ВГУ

    Недоволен был П. Бирюков
    Низким качеством новых портков –
    Дело, вроде, житейское,
    Но суды европейские
    В нем нашли много свежих мазков.

    Крупный спец по законам Европы
    Снял девицу с шершавою жопой –
    В общем, суд исполнителя
    За обман потребителя
    Наказал (после долгого трепа).

    Милой Кате Ярцевой (фамилия изменена)

    Говорят, будто Ярцева Катя
    Грациозно вылазит из платья;
    Попроси – и тотчас
    Его скинет на раз,
    Просто любит такое занятье.

    Я слыхал, будто Ярцева Катя
    Избегает ненужных объятий –
    И не то чтоб она
    Так была холодна,
    Но чужда незнакомых кроватей.

    Поименованным и безымянным графоманам

    Некий Пумс, сочиняя стихи,
    Оставлял в них вагон шелухи,
    И с огромным трудом
    Шлифовал их потом,
    Чтобы стали не очень плохи.

    Из далекой, но честной Тасмании
    Долетело до Пумса послание:
    Запретил этот штат
    Хамство, мат, плагиат
    Малограмотность и графоманию.

    Снова Пумс? Пожалеем беднягу:
    Гонит вновь непотребную шнягу!
    Опус свой, графоман,
    Суй обратно в карман,
    Сохрани для сортира бумагу.

    И судьба графомана сурова,
    И упрямство его бестолково:
    Вот уж горе-поэт –
    Рифмы нет, смысла нет
    И с ошибками каждое слово.

    Коль заела опять графомания,
    Не устраивай ей испытания
    И не лезь в Интернет,
    Коли ты не поэт,
    А пиши на заборах послания.

    Ты нескладен, коряв, не смешон,
    Но звенишь с самых разных сторон
    И звучишь на весь свет –
    Значит, все же поэт?
    Вовсе нет, графоман-мудозвон.

    ...унтер Белкин увидев французов
    отступал как фельдмаршал Кутузов
    (hodja_nasreddin)

    Зря меня обижает Ходжа
    (Да и рифма не слишком свежа):
    Я запасный старлей –
    Враз отвешу люлей
    Тем, кто взду на меня наезжа.

    В низовьях Оби и Вилюя
    Известен поэт alle_luia:
    Петру дал пинка,
    Ивану – тычка,
    А Алле, естественно, луя.

    Сочинил лимерист алле_луя
    Два стишка про Девятого Луя,
    Правда, спутал с Восьмым,
    Но подумал: "Хрен с ним!
    Исправлять все равно не хочу я!"

    Надумал мудак молодой
    Стать модным поэтом-звездой;
    Способностей мало –
    Так он для начала
    Назвался собачьей елдой.

    Анонимный поэт Х. Собачий
    И в стихах свою сущность не прячет:
    Даже к слову "Сорбонна"
    Он рифмует: "страпона"...
    Все же имечко многое значит.

    Анонимный поэт Х. Собачий
    Тявкал, морду старательно пряча;
    Если лай пролетал,
    Ну, хотя бы квартал –
    Почитал это редкой удачей.

    Анонимный поэт Хрен Собачий
    Обожал провоцировать срачи –
    Аж менялся в комплекции,
    Но добиться эрекции
    Для него было трудной задачей.

    Подмастерье один из Торжка
    Пишет текст, не вставая с горшка,
    Набегает как раз
    Дерьмеца на рассказ
    (Жаль, кишка для романа тонка).

Автор этих лимериков - Ваш покорный слуга Анатолий Белкин.