Make your own free website on Tripod.com

К странице
Анатолия Белкина

Анатолий Белкин


      Последнее прибежище патриотизма


      Да будь я и негром

        преклонных годов, —

      И то я,

        ни много ни мало,

      Китайский бы выучил

          только за то,

      Что им разговаривал

            Мао!

      Да будь я китайцем

            преклонных годов, —

      Я стал бы белей

            алебастра,

      Испанский бы выучив

              только за то,

      Что им разговаривал

              Кастро!

      Да будь я кубинцем

            преклонных годов, —

      Назло кокаиновой

            мафии

      Арабский я б выучил

              только за то,

      Что им изъяснялся

              Каддафи!

      Но будь я арабом

            цветущих годов,

      Бензиновым

            шейхом-магнатом, —

      Я русский бы выучил

              только за то,

      Чтоб им разговаривать

              МАТОМ!


      Впечатления от Европы

      Простаки за границей

      Да, хороша она, Европа,
      Когда глядишь издалека:
      Заглянешь в тубус телескопа —
      А там каналы, облака,
      Дороги, башни, города,
      И мельниц задранные руки,
      И разные другие штуки,
      Что и не видел никогда.

      Да и вблизи оно недурно,
      Когда заедешь невзначай;
      Шагаешь улочкой культурно,
      В витринах — что ни пожелай:
      Сыры, колбасы, сок, вода,
      Конфеты, фрукты, туфли, брюки
      И разные другие штуки,
      Что и не видел никогда.

      Как на Европу ни гляди,
      Вблизи ли, издали — отменна!
      А мы, ребята, позади,
      Но это все второстепенно;
      Не в этом главная беда,
      Но по ночам терзают глюки:
      У них там есть такие штуки,
      Что и не видел никогда!


      Во глубине сибирских руд...

      Вдали от муз и прочих граций,
      В российской непролазной мгле,
      Вне мировых цивилизаций,
      Но ближе к матушке-земле;
      В кондовой, лапотной России,
      Где пьют горстями самогон,
      Где мужики всегда бухие,
      А бабы круглы, как бидон;
      Где до райцентра — как до Марса,
      Когда дороги развезет;
      Где жизнь течет не ради фарса,
      А просто так себе течет;
      Где что свинарник, что коровник —
      Везде до пояса навоз;
      Где в десять лет — уже любовник,
      А в тридцать — вечно сизый нос;
      Где трактор всхрапывает в поле
      И тракторист под ним храпит, —
      Вот там, поэт, на вольной воле,
      Жизнь вдохновляет и кипит!

      Покинь Ордынки и Таганки,
      Беги московской суеты
      В объятья пьяненькой крестьянки —
      Вот там и будешь счастлив ты!
      И поутру, топча кирзовой
      Подошвой конское дерьмо,
      Ты возродишься к жизни новой —
      И творчество пойдет само!


      Наш ответ классикам

      Жить в России — трудная работа,
      Быт России горек и суров:
      Если труд — так до седьмого пота,
      Если отдых — так до синяков;

      Всем известно — что там лицемерить:
      Нас умом английским не понять,
      Нас немецким метром не измерить,
      Нас французским шармом не пронять;

      Собственною силой мы богаты,
      Есть у нас особенная стать,
      Мы идем с кувалдой и лопатой,
      Часто вспоминая вашу мать;

      Мы идем — и духом не ослабли,
      Собственной дорогой, не спеша,
      Мы наступим столько раз на грабли,
      Сколько хочет русская душа!

      Да, мы скифы! Да, мы азиаты!
      Мы себя не в силах прокормить!
      Да, мы всю округу кроем матом,
      А вот крышу некогда покрыть!

      Нам плевать на сытую Европу,
      И у нас обычай заведен,
      Что живут в России — через жопу!
      В этом наша сила и закон!

      Тем сильна Российская держава,
      В том завет нам был отцами дан:
      В нашу жопу со своим уставом
      Пусть не лезет наглый басурман!


      Стихи о зеленом долларе

      Хроника 90-х

      В жизни так мало веселого,
      Но в этом сюжете — страсть:
      Поспорили рубль с долларом,
      Кому достанется власть;

      И доллар кичился публикой
      Из новых, богатых, важненьких,
      Из тех, что не копят рублики
      В скрипучих своих бумажниках,

      А рупь о своем величии
      Забыл, истомленный жаждою,
      Он доллар ломил количеством,
      По нескольку тыщ на каждого;

      Но все же шел на попятную,
      И вес его был все менее,
      Стонали станки печатные,
      Печатая подкрепление;

      Однако слабели рублики
      В сраженье с валютой твердою,
      И прыгали за борт республики,
      Своею валютой гордые;

      Но тут вмешалось правительство,
      Дуэли нарушив правила,
      И доллару вид на жительство
      Закрыло — и прочь отправило:

      Пускай мы с задницей голою,
      Рублю не дадим упасть!
      В жизни так мало веселого,
      Но в этом сюжете — страсть.


      Ну что, интеллигент? Наука умерла;
      Поэты, позабыв заветную тетрадь,
      Компьютер водрузив на краешек стола,
      Рекламные стишки пустились сочинять;

      Пейзаж и натюрморт заброшены давно —
      Художник торговать газетами ушел;
      Важнейшим из искусств является кино,
      Рекламное кино про "Тампакс" и "Дирол";

      Как пышно расцвела свободная печать:
      Порнуха, желтизна, сплошная чернота —
      Народ, того гляди, разучится читать,
      Но это, чуваки, в натуре, ерунда;

      Ученье — это свет, но свет подорожал,
      На улицах темно, и в душах — ни свечи...
      Ну что, интеллигент? Об этом ты мечтал?
      Об этом, и не спорь: сиди теперь, молчи.


      Еще о переименованиях

      ...И сами мы еще здравия стойкого,
      И в школу идут по утрам наши дети
      По улице Кирова, по улице Войкова,
      По улице Сакко — Ванцетти!
      (Константин Симонов)

      Забыв революцию,

            пленясь перестройкою,

      Отвергли мы начисто

            названия эти —

      Нет улицы Кирова!

            Нет улицы Войкова!

      Нет улицы Сакко — Ванцетти!

      От пены и накипи

            столицу очистили —

      С законною гордостью

            читаем названия:

      Вернулась Остоженка,

            вернулась Пречистенка,

      Покровка и Знаменка,

            забытые ранее!

      Мы стали свободными!

            Довольно сутулиться!

      Повержены идолы —

            вернулось исконное:

      Живу не на Ленинской —

            на Мусорной улице,

      Меж Малым Свинятинским

            и Нижней Говенною!


      Увы, увы! Былая слава
      Слиняла, выцвела, прошла!
      Adieu, великая держава!
      Как ты бездарно умерла!

      И дело здесь не в коммунизме:
      Когда в едином организме
      Вступают органы в борьбу;

      Когда в жилище суверенны
      Отдельно крыша, дверь и стены —
      Так стоит ли хулить судьбу?!


      Переговоры с НАТО

      А ну, скажи мне, НАТО,
      Какого же рожна ты
      Стремишься на восток?
      Там — наши интересы:
      Для ради политеса
      Подвинь-ка локоток!

      Умерь-ка аппетиты,
      Из Боснии уйди ты
      И сербов не замай,
      Не то мы другу Биллу
      Покажем нашу силу,
      Что хлещет через край!


      Один мой знакомый носит

            коричневые рубашки,

      Но сам еще ничего,

            и даже довольно бойкий,

      Вот только беда: как выпьет —

            и после второй рюмашки

      Ругать начинает в голос

            отцов и творцов перестройки;

      А третью нальют — заплачет

            о том, как все было раньше:

      Как цены снижали — чохом,

            как очередь брали — штурмом,

      Как все нас вокруг боялись,

            от Мексики до Ла-Манша,

      Как сердце порою млело

            на партхозактиве бурном;

      Но после четвертой голос

            становится тоном выше

      И лыко вплетает в строку,

            и "время" спрягает с "бремя",

      Эх, Сталина, жалко, нету —

            ужо бы настроил вышек,

      А все поганое семя,

            а все жидовское племя;

      Прижать бы их всех под ноготь,

            да нынче вожди — букашки,

      На правое наше дело

            не могут народ сподвигнуть...

      Но этот хотя бы носит

            коричневые рубашки,

      Его хоть издали видно...

            Его хоть издали видно...


      В автобусе Москва-Руза

      Как безотрадна ты, природа Подмосковья!
      Везде разруха и развал со всех сторон!
      Еще заметь, что это я сказал, с любовью,
      А не какой-то иностранец-фанфарон!

      Ему дай волю — он такого позаметит:
      Сплошную мерзость, запустение, бардак,
      Нигде ни чуточки отрадного не встретит,
      Ни даже капельки хорошего, варнак!

      Умишка негде басурманину набраться,
      Не суждено ему — кой черт их разберет! —
      Ни обнаружить, ни понять, ни догадаться,
      Что здесь живет наш замечательный народ!

      Да если вдруг чего хорошего и встретил —
      Не разобрался бы, бедняга, ни хрена!
      Вот жаль, хорошего я тоже не заметил —
      Ты извини меня, родная сторона!